Литье Колоколов

 

Колокола     

 

 

   

   

  Литье колоколов
Москва: (495) 997-23-88
Санкт-Петербург: (812) 703-85-00
Телефон горячей линии: +7 800 333-17-33
e-mail:
kolokola@kolokola.ru

   

 

Литье колоколов

 



Колокола Продажа колоколов


Колокола Сравнение колоколов


Колокола Примеры подбора колоколов

 

Колокола Этапы создания звонов


Колокола Электронный звонарь




Колокола Фестивали


Колокола ФОТОГАЛЕРЕЯ

 


 

Архангельский центр колокольного искусства "Кампанъ".

Когда проходишь мимо храма, нельзя не обратить внимания на величественную музыку – колокольный звон. Он невольно привлекает внимание, заставляет прислушаться. Или заслушаться. По ком звонит колокол? Или зовет кого-то?

В древности колокольным звоном созывали народ на вече, указывали дорогу заблудившимся в ненастье путникам, оповещали об опасности или несчастии. В дни войны колокольным набатом призывали народ на защиту Отечества. Торжествующим звоном оповещался народ о победе, и приветствовалось победное возвращение полков с поля брани. Колокольный звон в храме созывает верующих к службе и выражает торжество Церкви и ее Богослужений.

Звонарь должен быть человеком верующим, ведь колокольный звон – церковное искусство. Удивительно, но музыкальные способности в звонарском деле вовсе не обязательны. Знаменитый Иван Данилов не знал музыкальной грамоты и почти не имел музыкального слуха. Но он обладал особым талантом чувствовать звук колоколов и многие называли его. Первым звонарем России.

Звонарь Никольского храма Архангельска Дьячков Андрей Анатольевич рассказал нам о том, где учат и как делают божественную музыку.

– Где учат этой редкой и удивительной профессии?

– Школе звонарей в Архангельске в 2005 году исполнилось 30 лет. Это старейшая и профессиональная школа звонарей из всех существующих ныне. За всю историю существования школы здесь учились более 1000 человек, активное обучение продолжается и в наши дни.

– С 2003 года проводится Международный конкурс звонарей, принимали ли Вы участие в нем, занимали почетные места?

– Конкурс проводился по благословению трех Вселенских Патриархов под патронажем Президента Молдовы. Это был очень интересный конкурс, куда съехалось более 30 звонарей из разных стран. Мне довелось стать управляющим конкурса. Безусловную победу одержала архангельская школа звонарей. Звонарь музея «Малые Корелы» Олег Юнин занял первое место.

– Звонарь – больше музыкант или человек верующий, духовный; чужды ли Вам мирские удовольствия?

– Звонарь, как служитель церкви, не может не быть верующим человеком, ведь звон является частью богослужения. Хотя бывают исключения, когда на клирос, а также на звонницу приглашаются певцы из музыкальных училищ и консерваторий. Но, к счастью, таких случаев все меньше и меньше. Что касается удовольствий, то они не чужды человеку, ведь тот был создан Богом не для страданий. Однако если же Вы имеете в виду греховные страсти, то они могут повредить душе любого человека – не обязательно при этом быть звонарем.

– Звонарь востребован только как церковный работник или Вы можете использовать свой талант в музыкальной среде или, скажем, шоу-бизнесе?

– Музыка, как и искусство в целом, хороша для человека настолько, насколько открывает для него красоту окружающего мира, подводит его к восприятию духовных ценностей. Занимаясь композицией и созданием музыки, становясь творцом, человек постигает величие мира, а это, в свою очередь, может привести его к осознанию величия Творца.

– Для Вас церковь – это работа или жизнь?

– Работа – категория социальная, жизнь – в данном контексте – категория бытовая. Церковь же – это самая высокая духовно-нравственная категория, которую лучше выразить такими словами, как семья, отчий дом, главный смысл жизни.

– Как отражается Ваша профессия на личной жизни?

– Уже отразилась – раз и навсегда. Я познакомился со своей будущей женой в 1996-ом году в музее «Малые Корелы». Я звонил на музейной колокольне, а Наташа работала экскурсоводом в соседнем здании. Мы познакомились. Я приглашал ее на колокольню, показывал колокола, даже учил звонить. Через три года мы поженились. Подрастает дочка Анна. Имя Анна выбрали потому, что оно созвучно имени Иоанн, т.е. Иван. А этим именем звали моего учителя – Ивана Васильевича Данилова.

– Сказывается ли Ваша работа на здоровье; я слышал, что со временем звонари теряют слух и часто страдают сердечными заболеваниями?

– Очень правильный вопрос. Действительно, профессиональных заболеваний может развиться множество: вибрационная болезнь от сверхвысокого уровня шума, портится слух. От постоянных сквозняков некоторые получают в награду радикулит. Но что же мы видим? Повсюду говорят о якобы целебных свойствах колоколов. Некоторые деятели даже сеансы колоколотерапии проводят! Заряжают воду, «лечат» рак. Одна бабуля просила кусок веревки от языка. Мол, она его будет заваривать и этот отвар пить – лечиться. Конечно, ничего ей не дали. Но то и дело видишь, как от колокольни после звона отходит парочка подобных пациентов. Эти люди не идут в храм. Они приходят просто получить так называемых микрочастиц, которые якобы разрушают молекулярную структуру вирусов. Хотелось бы сказать всем этим людям, что колокола вовсе не лечат сами по себе. А лечит Господь по вере и молитве человека, обращающегося к Нему за помощью.

– В Вашей практике, наверно, много ярких моментов. Был ли такой, который запомнился на всю жизнь, расскажите о нем?

– Звон во время грозы и урагана, когда нас чуть не снесло с колокольни и приходилось держаться за веревки, на которых, собственно, и нужно было играть. Вообще, колокольни – самые высокие точки, особенно в сельской местности или в зонах низкой застройки. Поэтому гроза может быть смертельно опасной для звонаря, если на колокольне нет громоотвода. Но, полагаю, что этот момент не такой яркий, как тот, что был в жизни одного моего коллеги – он упал с колокольни высотой 15 метров и не то что остался жив, но даже не получил ни единой царапины! Можно воспринимать это как чудо. А то краткое мгновение падения он вспоминает как «целые полчаса ярких переживаний».

– Что Вы чувствуете, когда играете свою колокольную музыку?

– Высшую степень наслаждения красотой величественных гармоний, чудесных переливов звучащих тонов, сливающихся в единый, неповторимый по своей красоте поток небесной музыки... Да нет, конечно! Вот только что сегодня звонил к службе на праздник Вознесения. Теперь хромаю, так как пришлось более 15 минут стоять на левой ноге (правая управляет педалями); от громкого звука сильно разболелась голова, а перед тем как слезть вниз, долго отдыхал, чтобы пульс снизился со 160 ударов в минуту хотя бы до 100. Да и во время игры тоже не до наслаждения звоном. Приходится все время следить за точностью исполнения, чтобы не допустить ошибок. Звон – это в большой степени импровизация, поэтому по ходу звона надо придумывать его дальнейшее развитие и концовку, при этом успевая подстраиваться под время – закончить надо как раз к началу службы в 9 утра.

– Много ли желающих стать звонарями; существует ли в церквях дефицит работников?

– Хороших звонарей мало, а потребность большая. Нами подсчитано, что если все звонарские школы будут работать в максимальном режиме, то, чтобы обучить звонарей всех действующих ныне храмов, потребуется более 100 лет!

– Насколько трудно устроиться на работу звонарю-профессионалу?

– Нетрудно. В одном храме видели бабулю, которая так лупит в колокол, будто начался пожар и требуется срочная эвакуация всех жителей. И ничего – никто не предъявляет ей обвинений в непрофессионализме и некомпетентности.

– Сколько в среднем получает хороший звонарь?

– Есть звонари, которые могут получать до 1000$ в месяц. Но у нас в Архангельске дело обстоит так: мой друг получает 600 рублей (чтобы оплачивать проезд), а мы звоним на храме и ничего не получаем вовсе. Ведь звоны для нас – больше, чем просто профессия. Это огромная духовная радость и главное дело всей нашей жизни.

Сергей КРЮЧКОВ